На пользу ли нашей медицине реформы?

На пользу ли нашей медицине реформы?
Одни категорически говорят — да! Все стало гораздо лучше. И мы здоровеем. А другие с такой же категоричностью говорят — нет! Все стало еще хуже. Участники совместного заседания Общественного совета еженедельника «Биржа» и Нижегородского эксперт-клуба попытались на прошлой неделе отделить эмоции от фактов. И объяснить тот феномен, когда огромные деньги, вложенные государством в медицину, казалось бы, уже дают ощутимые результаты, а в общественном сознании складывается иная картина. Почему так?
Продолжение. Начало на стр. 4–5

Система здравоохранения едина

Алексей Душкин, руководитель Ассоциации нижегородских частных медицинских центров, совладелец частных клиник Нижегородской области:
— Сразу скажу: у нас единая система здравоохранения. Много лет я выступаю с этим заявлением, и я очень рад, что и министр здравоохранения России Вероника Скворцова говорит, что у нас единая национальная система здравоохранения. Мы работаем на одной и той же территории по одним и тем же стандартам, у нас работают одни и те же врачи, зачастую совмещающие работу в госучреждениях с платными клиниками. В законе об охране здоровья граждан прописано, что в России три ветви здравоохранения: государственная, частная и была муниципальная, которой сейчас уже не стало. Частная медицина — это не только те клиники, которые у всех на слуху, но и медицина ОАО «РЖД», и многие ведомственные больницы, которые включают в себя огромное количество стационаров высокотехнологичной помощи. На сегодня мы все работаем на одно и то же население. В Нижегородской области действительно найдено понимание, и то, что субъект федерации руководит всей системой здравоохранения, — это факт. Сегодня многие частные клиники и клиники, которые входят в нашу Ассоциацию, работают в системе ОМС. Мы очень продвинулись в этом отношении за последний год.

Горжусь, что три наших клиники вошли в 100 крупнейших клиник России, а две входят в 20 крупнейших частных клиник России. Помощь мы оказываем по всем направлениям, но эта помощь амбулаторно-поликлиническая, то есть мы принимаем как поликлиника, и у нас не представлена ни высокотехнологичная, ни стационарная помощь. У нас есть один частный стационар, но он не работает в рамках бюджета.

Сегодня произошла диверсификация частных клиник. Есть клиники, которые работают в верхнем платежном сегменте, но их в Нижнем Новгороде остались единицы «Академия», например. Большинство клиник рассчитано на средний сегмент и ниже — например, «Садко» и «Персона». Сегодня 17 клиник работают по ОМС, и мы каждый квартал заявляем об увеличении объемов помощи.

Сергей Миронов, главный врач клиники «Альфа — Центр здоровья»: 
— Кроме ОМС есть еще и другая система, которая стремительно развивается, — добровольное медицинское страхование, которое является нашим ключевым коньком. Я имею в виду «Альфа-страхование». Сегодня говорилось, что ответственность лежит или на самом пациенте, или на государстве, или на других участниках здравоохранения (родственниках). И мы забыли, что в первую очередь заинтересован в современной экономике, в поддержании здоровья работодатель, бизнес. И если мы состыкуем эти понятия — добровольное медицинское страхование и бизнес, то существует еще один путь, по которому люди могут получить качественные услуги и с надлежащим уровнем сервиса — это использование и развитие системы добровольного медицинского страхования. Среди тех, кто регулярно обращается в нашу клинику (а их порядка 20 тысяч человек, и это количество превышает показатель клиник, работающих по ОМС), среди наших пациентов по ДМС большое количество людей, которые не имеют высокого уровня заработной платы, у них невысокий уровень дохода, но о них заботится работодатель, выдавая им полис ДМС и обеспечивая им качественное, своевременное и комфортное обслуживание в условиях клиники ДМС. То есть работодатель не просто дает человеку деньгами какой-то бонус, а обеспечивает его полисом ДМС, чтобы человек не сидел на больничном, не высиживал в очереди.

Соломон Апоян, проректор по взаимодействию с органами государственной власти и общественными организациями Нижегородской государственной медицинской академии: 
— Многие наши проблемы производны от главной — дефицита кадров. Как ее решаем? Теперь 70% бюджетных мест отданы под целевиков, за них платит государство, а человек потом пять лет должен отработать в районе. Эта система запущена три года назад, и надеюсь, что в скором времени мы справимся и с дефицитом. А это скажется и на отношении людей к медицине. Если же говорить о профилактике, то надо, чтобы люди знали и том, какие у них права, надо и администрацию к этой работе подключать. В здоровье населения все заинтересованы.

Наталья Бакунова, главный врач ГБУЗ НО «Богородская центральная районная больница»: 
— 67 тысяч населения живет в Богородском районе, и для нас основным является здоровье не только городского, но и сельского населения. Перед нами стоит задача сохранить здравоохранение на селе как таковое. В нашем районе 17 фельд-шерско-акушерских пунктов, там работают фельдшеры. Их возраст близок к пенсионному, и нам нужно обеспечить кадровую смену. Это можно сделать следующим образом: в крупных населенных пунктах перевести ФАПы в офис врачебной практики, чтобы там работали врачи общих врачебных практик. Они окажут более квалифицированную помощь, чем фельдшер. И программы, которые работают сейчас на территории области, помогут это сделать. Например, «Земский доктор». Врачи получают 1 миллион подъемных и задерживаются там. Эту же программу надо сделать и для фельдшеров. Потому что в населенных пунктах, где невозможно ввести ставку врача общеврачебной практики, там будет только фельдшер. И нужно заниматься сменой кадров, готовить кадры. Потому что мы говорим о первичном звене, где начинается профилактика, раннее выявление онкологии, туберкулеза, и там должно быть достаточно людей для работы с пенсионерами и детьми. Надо сохранить ФАПы и офисы врачебной практики как первичное звено.

Критерии понятны

Игорь Сорокин, заместитель главного врача ОКБ им. Н. А. Семашко: 
— Когда мы говорим о реформе — хорошая она или плохая — на то есть показатели здоровья населения, которые о многом говорят.
Увеличивается продолжительность жизни, сокращается смертность, сокращается материнская и младенческая смертность. Это объективные критерии того, что мы реформируем отрасль правильно.

Можно спорить с соцопросом, многое зависит и от того, как поставлен вопрос, но цифры, соглашусь, прозвучали тревожные. 39% недовольных — это серьезно! И мы, врачи, должны на них реагировать соответствующим образом.

По поводу частой медицины. Это хорошо, что частные структуры работают по ОМС, конкурируют с нами. Если пациенту будет оказана в государственном учреждении помощь бесплатная и на высоком уровне, он не пойдет за деньги в коммерческую структуру. Другое дело, что надо лучше поставить информационную работу. Гражданин России должен четко знать, что он может получить в рамках программы госгарантий, что такое федеральные стандарты, когда он получит услугу на бесплатной основе, а когда медицинское учреждение имеет право и на каких условиях оказать ему услугу на платной основе.

Обстановка в целом
Ведущий Георгий Молокин попросил специалистов рассказать об обстановке в области с грозными заболеваниями. Слухов много. А как на самом деле?

Грипп 
Марина Антонова, главный врач ГБУЗ НО «Детская городская поликлиника № 22 Нижегородского района города Нижнего Новгорода»:
— В сравнении с прошлыми годами дети стали активнее прививаться против гриппа, это заслуга и родителей, и педиатров, и учителей, и воспитателей, и сюда еще входят неорганизованные дети младшего возраста, которые наблюдаются у врачей-педиатров. В прошлые года мы больше сталкивались с тем, что СМИ негативно настраивали население, формировали мнение об опасности прививочной работы. В 2016 году таких материалов стало меньше, и появились передачи, которые говорят о пользе вакцинации и прививочной работы. Хочется, чтобы эта тема была продолжена и здоровье детей было крепче.

Онкология
Анатолий Володин, заместитель главного врача ГБУЗ НО «Нижегородский областной клинический онкологический диспансер»:
— Если говорить об онкологии, то прежде всего надо говорить о здоровье и его составляющих. Из чего складывается здоровье? Всемирная организация здравоохранения описывает это так: на 50% здоровье — наследственность, 20% — окружающая среда, 20% — образ жизни и 10% — состояние медицины в данном регионе или стране. Если конкретно об онкозаболеваниях, то решение проблем, стоящих перед врачами-онкологами, и те мероприятия, которые мы выполняем, позволяют нам снижать смертность. За 9 месяцев 2015 года и 9 месяцев 2016 года смертность от онкозаболеваний снизилась на 16,3%. Начали сказываться методики, которые были внедрены, и более ранняя выявляемость онкологических заболеваний на ранних стадиях. Томографов много купили, доступность ультразвуковых исследований почти в каждом поликлиническом звене. Помогла связь со СМИ, которые остро поднимали эту проблематику. Улучшение ситуации стало возможным и за счет того, что стало подниматься «с колен» первичное звено, которое провалилось в последние десятилетия. Вся проблема ранней выявляемости онкологических заболеваний — это не столько проблема высококлассных онкологов, сколько проблема первичного звена.

Туберкулез
Татьяна Егорова: 
— Туберкулез в Нижегородской области есть, но мы его хорошо выявляем на ранних стадиях. Свидетельством является снижение смертности. Не скажу, что у нас все хорошо. Недостаточен пока объем флюорографических обследований. Когда активно работают медицинские организации, тогда и население само активно идет. Официальная статистика в Нижегородской области по итогам 9 месяцев говорит, что смертность от туберкулеза составляет 2,5 на 100 тысяч (по России этот показатель составляет 7,7), а в 2015 году смертность за 9 месяцев была 5,1. Снижение в два раза за счет того, что туберкулез достаточно рано выявляется и можно применить методы лечения на ранней стадии. Тревожная ситуация с болезнями органов дыхания в целом. Здесь у нас отмечается рост. Экология — одна из причин.

Надежда Сухачева: 
— Рост обусловлен и тем, что стали больше выявлять. Люди раньше приходят, раньше получают лечение. В каком-то районе экология может быть хорошей, а заболеваний стало больше. Оказывается, к ним поступила новая установка и пришел умный терапевт, который умеет слушать. А есть и районы, где все плохо, где есть вредные выбросы, где плохая экология. Просто прошло слишком мало времени, чтобы сделать кардинальные выводы, за счет чего идет рост.. И воздух, и воспитание детей — все имеет значение.

ВИЧ
Татьяна Егорова:
— Эпидемия началась у нас в 1996 году, сейчас на учете состоят более 21 тысячи человек. Если вовремя установлен диагноз «ВИЧ-инфекция», то за таким пациентом организуется диспансерное наблюдение, при необходимости осуществляется за государственные деньги, бесплатно для пациента, терапия противовирусными препаратами. И такие пациенты живут долго и счастливо. Прирост заболеваемости — примерно 10% в год. По России прирост тоже около 10%. Сегодня мы дожили до ситуации, когда ВИЧ-инфекция стала прерогативой среднего возраста. Если раньше это было молодое население, наркопотребители, проблемная группа, страдающая инфекциями, передающимися половым путем, а также люди с нетрадиционной ориентацией, то сегодня ВИЧ-инфекция вышла в среднюю группу населения в возрасте 29–36 лет, и начал нарастать половой путь передачи.

Надежда Сухачева: 
— Про СПИД говорят уже давно. Надо понимать, что СПИД есть, что он будет существовать. И надо бояться не больного, инфицированного СПИДом, а надо быть осторожным с человеком, который не знает, что он болен, тем более что инкубационный период составляет 10–12 лет. Население надо приучать к гигиене, дисциплине, осторожности во всем. Люди должны понимать, что надо не просто чистить зубы каждый день, но нельзя их чистить чужой зубной щеткой.

Сердечно-сосудистые заболевания
Татьяна Егорова: 
— По сравнению с 9 месяцами 2015 года произошло снижение смертности от болезней системы кровообращения на 21% — это очень хорошая цифра! Опять же за счет раннего выявления. При диспансеризации выявляется, что 40% населения имеет повышенное артериальное давление. Если вовремя и регулярно принимать лекарственные препараты под самоконтролем артериального давления при коррекции со стороны врачей, то можно и не доходить до осложнений (острого нарушения мозгового кровообращения и острого коронарного синдрома). Но в общей структуре смертности все равно преобладают болезни системы кровообращения.

Группа людей, страдающих сердечно-сосудистыми заболеваниями, — это большая группа: 40% взрослого населения. А взрослого населения в области примерно 2,6 млн человек, имеют повышенное артериальное давление.

Если пациент будет своевременно обращаться, контролировать, с той кратностью, о которой ему скажет доктор. Как правило, не менее двух раз в год сдавать соответствующие анализы, дисциплинированно выполнять назначения и правильно применять лекарственные препараты, то, повторюсь, все у него будет нормально.

Надежда Сухачева: 
— Большой респект нашему пожилому населению. Оно дисциплинированно, большей частью проходит все осмотры, добивается посещения специалиста, идет в частную клинику. А вот люди среднего возраста… Инсульты и инфаркты молодеют. Инсульты мы имеем и в 21, и в 23 года, а с 33 лет многим уже можно ставить диагноз «атеросклероз». Молодому населению в силу занятости некогда заниматься своим здоровьем. А это неправильно. И в бизнес-плане здоровье должно быть выделено отдельной строкой.

Реформа сегодняшней медицины огромное значение придает профилактике. А это значит —совместной работе врача и пациента.



(Нет голосов)
Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии.
Пожалуйста зарегистрируйтесь или авторизуйтесь