Быть или не быть Нижегородской ярмарке?

Персона номера
Комментарии
Быть или не быть Нижегородской ярмарке?
Сегодня каждый, кто пройдется по территории Нижегородской ярмарки, поймет, что переживает она далеко не лучшие времена. А как только в 2019 году построят выставочный комплекс в Казани, мы можем и вовсе утратить конкурентоспособность.
О том, почему так, о настоящем и будущем Нижегородской ярмарки корреспондент «Биржи» Игорь Становов беседует с генеральным директором Всероссийского ЗАО «Нижегородская ярмарка» Валерием Барулиным.
— Если положение дел на Нижегородской ярмарке сравнить с другими выставочными комплексами страны, в чью пользу окажется сравнение?

— Сейчас все живут примерно одинаково, включая столичные города. Проблемы и там есть, просто разного порядка. Но могу сказать, что Нижегородская ярмарка ни одной из своих выставок не отменила, их число даже увеличилось. Да, они стали меньше по объему, но количество участников не сокращается, а даже растет, хотя покупают они меньшие вставочные площади, потому что стараются оптимизировать свою деятельность.

Прибыль у нас и сегодня есть, хотя она очень небольшая, скорее, учетно-бумажная. Но сейчас речь идет не о ней, а больше о том, чтобы сохранить Ярмарку и штат специалистов. Кстати, значимой прибыли мы не имели никогда, даже в самые благополучные годы. Это связано с тем, что Ярмарка — практически государственное предприятие, главная цель которого — продвижение благоприятного имиджа области. Поэтому много мероприятий у нас всегда проводилось если не в убыток, то в «ноль» по прибыли. Но мы сознательно шли на это, зная, что для региона это важно и нужно.

При этом мы, хотя и опираемся на поддержку регионального правительства, никогда не рассчитывали на бюджетные средства. Кроме того, Ярмарка никогда не имела никаких льгот ни по налогам, ни по коммунальным платежам. Так что жить нам с каждым годом все сложнее: расходы растут, а доходы падают.

— Сколько денег должна заработать Нижегородская ярмарка на нормальное, без излишеств, существование?

— Только на то, чтобы все отапливать, освещать, содержать помещения, нам нужно 10–12 млн рублей каждый месяц. И их нужно заработать. Понимаете, мы не жалуемся, сейчас всем непросто. Но вот тот ремонт, который мы раньше делали планово, сейчас производится только в аварийном режиме: прорвало — чиним. И это заметно по состоянию наших зданий. Поэтому когда нас упрекают в том, что мы проводим так называемые непафосные мероприятия, типа белорусских ярмарок или выставок товаров повседневного спроса, мы вынуждены напоминать, что жить нам тоже на что-то надо. В таком подходе мне видится снобизм: выставки, где люди могут купить товары более качественные, чем у случайных продавцов, тоже нужны. Мы в данном случае выступаем как площадка, а проводят такие выставки компании-партнеры, которые гарантируют определенный уровень ассортимента товаров и его качества.

— Раз уж заговорили об этом, много шуму наделали слухи о том, что, якобы, в Главном ярмарочном доме вы собираетесь разместить универсам «Магнит». Это правда?

— Никакой интриги в этом нет. Всем известно: мы сдаем в аренду свободные площади, имеем на это право, предусмотренное уставом, потому что нам нужны деньги на содержание всего большого ярмарочного хозяйства. Да, одним из тех, кто заинтересовался нашим предложением, был «Магнит». Но их специалисты оценили потенциальные возможности этого места со своей точки зрения и отказались. Все. А шуму почему-то было… Кстати, в Москве и в «Экспоцентре», и в «Крокусе» есть большие супермаркеты, и это никого не смущает.

— Но тогда как и за счет чего в нынешней непростой ситуации выживать Нижегородской ярмарке?

— Увы, прошли времена, когда на выставки и участники, и посетители валом валили. Сейчас нужно вдвое больше работать даже для того, чтобы получить более скромный, чем прежде, результат.

Крупные выставки сейчас собрать все сложнее и сложнее. Значит, пытаемся найти новые варианты, в том числе ориентированные на социальную сферу. Те же детские или продовольственные выставки предлагают не только качественные, но и более дешевые товары по цене на 30–40% ниже, чем в магазинах, потому что местные производители продают их по отпускным ценам. Эта идея поддержана губернатором, и такие выставки проходят у нас регулярно. Очередная такая ярмарка состоится под Новый год.

— С какой нагрузкой Нижегородская ярмарка сейчас работает?

— В это году только на нашей территории прошли около 50 выставок, а есть еще и порядка десяти выездных мероприятий, включая международные, которые мы тоже обеспечиваем с разной степенью участия.

— Существует устойчивое мнение, что выставочные площади на Нижегородской ярмарке слишком дорогие. Это так?

— Цены формируются рынком, и наши, даже если ориентироваться на аналоги в городах ПФО, находятся на среднем уровне, если не ниже. А уж со столичными ценами и вовсе сравнивать бессмысленно. У нас, например, на одной из самых престижных выставок «Будущее России» квадратный метр пола стоит 5000 рублей, а в Москве, на достаточно рядовом мероприятии, — 15 000 рублей; застройка того же метра обойдется у нас в 2000 рублей, а в Москве — в 20  000 рублей. При этом нас постоянно упрекают, что мы цены задираем.

— Одно время ходили упорные слухи о продаже Ярмарки в частные руки. Может быть, это и в самом деле решило бы ваши проблемы?

— Думаю, нет. И я, наверное, самый ярый противник такого варианта, потому что не представляю себе Нижний Новгород без Ярмарки и не хочу, чтобы мое имя связывали с самой этой идеей. Если она осуществится, вряд ли Ярмарка сохранится как выставочный комплекс: скорее всего, превратится в очередной торговый центр. А мое убеждение: выставочный комплекс нужен каждому региону, но построенный в соответствии с конкретными задачами и с учетом его специфики.

— Тогда поговорим о том, какой выставочный комплекс нужен нашему региону и насколько соответствует современным задачам то, чем располагает сейчас Нижегородская ярмарка.

— Теоретически того количества выставочных площадей, которое у нас есть, было бы достаточно, если бы они были современными. Но как 20 с лишним лет назад поставили на территории временные павильоны, которые давно физически и морально устарели, так они и стоят. Современным требованиям у нас соответствует только один, первый павильон, а времянки никого уже не устраивают. 

Мы с трудом находим желающих разместить там свои стенды, с уговорами и снижением цены. А под открытым небом давно никто нигде ничего не выставляет. Это только в России еще сохранилось понятие «открытые выставочные площади».

— Но ведь, насколько я знаю, давно готов проект нового Конгресс-центра для Нижегородской ярмарки.

— Проект Конгресс-центра готов был еще в 2012 году, тогда же должно было начаться строительство. Мы даже коммуникации на площадку подвели. Если бы его построили, то в итоге Ярмарка сразу получила бы под одной крышей площадей несколько больше, чем имеет сейчас, даже с учетом временных павильонов, причем иного качества, соответствующего европейским стандартам.

По проекту новый Конгресс-центр должен быть своего рода трансформером, универсальным пространством, где можно проводить и конгрессы, и концерты, и выставки, и театральные представления, и дискотеки. Туда же должны переехать все наши административные службы. А в Главном ярмарочном доме должен был состояться ремонт, в котором здание давно нуждается. И после этого мы готовы были найти ему новое применение. Я все 15 лет, что работаю на Ярмарке, мечтаю о том, чтобы в пассаже не тряпками торговать, а разместить выставочный зал и привозить сюда произведения искусства из ведущих столичных музеев. Опыт такой у нас уже есть: экспозиция из собрания Третьяковки в НГХМ организована при содействии Ярмарки. А сейчас мы проводим экспозиции «Арт-Россия», часть ее здесь разместится. Это важно для города и региона.

Территория Ярмарки после реконструкции вполне может стать местом проведения важных городских мероприятий — она для этого приспособлена лучше, чем та же площадь Минина. Если будет инфраструктура, то и будущее у Ярмарки есть.

— Но, судя по тому, что «синий забор» рядом с первым павильоном ярмарки, по-прежнему стоит на месте, начало строительства еще не скоро?

— К сожалению, у меня нет ответа на этот вопрос.

— Каким же рисуется вам светлое будущее?

— Для нас это будущее в строительстве нового комплекса. Стоимость проекта не слишком большая — около 2 млрд рублей. Но пока этих денег нет. Как нет и ответа на вопрос, какую роль отведут Ярмарке в нижегородской части программы чемпионата мира по футболу-2018 и будем ли мы встречать его с «синим забором». До сих пор неизвестно, разместят ли на нашей территории фан-зону. Если же говорить о строительстве, то на него потребуется полтора года, а сроки-то уже уходят.

Стройка эта нужна не только Ярмарке, но и региону. Есть расчеты, что на один рубль-евро-доллар, вложенный в выставочную деятельность, приходится 5–8 аналогичных денежных единиц, поступающих в экономику региона. Ведь те, кто приезжает на выставки, живут в гостиницах, пользуются транспортом, посещают рестораны, ходят на экскурсии и в театры, — все это вклад в наш общий бюджет.

Не стоит забывать и о том, что инфраструктура, которую город получает вместе со стадионом к ЧМ, после его окончания должна работать. Она, вместе с Ярмаркой, сформирует в районе Стрелки деловой кластер города, который станет серьезным аргументом в пользу Нижнего Новгорода, в планах которого, я знаю, подать заявку на проведение всемирной выставки «Экспо‑2025».

А с устаревшими помещениями и оборудованием, с невозможностью обновлять их Нижегородская ярмарка будет трудно удержать имидж преуспевающей. И как только в 2019 году построят выставочный комплекс в Казани, мы можем и вовсе утратить конкурентоспособность. Ситуация обострилась настолько, что решение откладывать нельзя. Не опоздать бы.

Справка
Расцвета Ярмарка в Нижнем Новгороде достигла к концу XIX — началу XX века, когда стала крупнейшей в стране. Здесь устанавливались цены на важнейшие для российского рынка товары. Но с началом Первой мировой войны начался упадок, а с приходом советской власти Ярмарка вовсе была закрыта. Правда, когда в стране ввели НЭП, она вновь начала возрождаться, и за следующие семь лет ее товарооборот вырос с 31 до 300 млн рублей. Однако продолжался этот период недолго, и в рамках борьбы за уничтожение НЭПа Ярмарка была ликвидирована как социально враждебное явление указом от 6 февраля 1930 года.

Вновь о Нижегородской ярмарке вспомнили шесть десятилетий спустя. Она возродилась как Всероссийское акционерное общество, вскоре вошла в пятерку крупнейших выставочных центров страны. О Нижегородской ярмарке снова заговорили и в России, и за ее пределами, сюда спешили приехать деловые люди и правительственные чиновники. Но потом…

(Нет голосов)
Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии.
Пожалуйста зарегистрируйтесь или авторизуйтесь